«Гефсиманское моление». Сергей Антонов. Страстной ряд нашего храма. 

Наша «духовность» –

Ждешь от нее просветленье ума, ясности сердца, горение духа…

Однако, это не совсем то, что хочет от нас Господь. «Христова духовность» совсем иная – это Гефсимания и Голгофа — Его человеческая немощь: «Да минет меня чаша сия», «Зачем Ты Меня оставил». Вот и наша истинная «духовность» совсем бездуховна))) – она не красива, а скорей страшна. Это не парадное геройство блестящих и высоких дел и дум… 

Это мгновения нашего безверия, отчаяния, страха… всего такого малого, низкого и очень человеческого в своей сути – в страхе… 

Но когда ты все равно идешь за Христом, так как Он шел, по воле Отца!

Только так и совершаются подвиги веры, в которых спасение. 

Подвиг – это когда ты явно уже проигрываешь, почти что уже умер и единственное, что остается – это просто сдаться, но ты чудом откровения жизни делаешь самое безрассудное – идешь в этой безрадостной тьме до конца, идешь до своей смерти, до самой сути жизни… …Только когда мы ничего не понимаем, когда страшно и совсем не веришь в Бога, не имеешь никакой на Него надежды совершается дело нашего спасения. 

Господь ждет от нас подвига веры, геройства любви и спасаемся мы только этим, отнюдь не делами нашей праведности… 

Игнатий Брянчанинов говорит – наша «духовность», все наши «переживания», всё такое восторженное и нарядное по сути своей – прелесть… 

Но Господь попускает нам обманываться в самих себе духовными восхождениями, лишь бы мы были с Ним и во имя Его.

Так странно складывается наше «стояние»)) — пребывание с Богом в Боге — в Церкве… 

Здесь мы собираем себя, распаляя уверенность (о, если бы истинную веру) что бы, когда придет наш час, – момент истины – явить Христову «духовность» и пойти до конца за Христом, на явную смерть, на позор и бесславие…

Мы, как будто, свыкаемся к Божественной простоте нашего призвания – «Отвержись себя возьми свой крест и следуй за Мной» … «За Мной…» — и кажется поначалу, что в какие-то светлые дали, а на самом деле нет – в беспросветную тьму смерти, куда шел Он полуживой…

Leave your comment